воскресенье, 30 августа 2015 г.

Odessa Sea

London Grammar – Nightcall.mp3

Поездка в Одессу оказалась сумбурной и аляповатой. Я ни в коем случае не хочу сказать, что жалею о ней - любое впечатление почти всегда больше плюс, чем минус. Но это первое мое маленькое путешествие, когда мне ничего не хотелось. Я не спешила вставать утром, что бы отдохнуть побольше, обычно сей парадокс мне свойственен. На этот раз, имея лишь один полный день в городе, я ни разу не ставила будильник.
Мы ездили в Одессу на машинке. Моя Оля Т., ее муж Артем и брат Максим, приехавший из Торонто. В машине мы смеялись, общались и останавливались на заправках, как в кино. Оля ела крекеры, а я ковыряла специфическую швейцарскую шоколадку, черную с кислинкой. Ну, таке. Немножко подсыпали друг у друга на коленях и рассматривали проносящиеся за окном луга.
Квартиру Максим выбрал на свое усмотрение, мы лишь выделили на это те финансы, на которые рассчитывали. "Хоромы" оказались довольно просторными, с красивым балконом и большой спальной кроватью на втором этаже, которую мы сразу же с Олей заняли. Хотя, конечно, одесско-украинское жлобство взяло верх над первыми впечатлениями: указанная на сайте четырехместная квартира оказалась огромной спальной кроватью и диваном, стоящим под лестницей буквой "Г". То есть на самом деле это было убежище для пары, живущей на "широкую ногу". А еще мне очень "понравилось" два полотенца и один рулон туалетной бумаги. Экономные, в общем, хозяева. Ну да ладно. Самое страшное, что ребята почти не спали обе ночи, что мы оставались в Одессе: квартира находилась в районе Аркадия, пусть и на 13м этаже, но грохот музыки и завывания Mc клубов Боно и Ибицы были просто запредельно громкими. Я-то глухая, легла на правое ухо - и все, мир умер. А Оля с Темой теперь отсыпаются в Киеве.






Постель нам так понравилась, что на ней сразу же образовался бардак:



Разложив по полочкам косметику, мы уехали на такси в город, что бы поужинать. Олин мастси включал в себя ресторан итальянской кухни - Тавернетту Либкина. Туда мы и отправились. Маленькая машинка с цветами внутри, распахнутые настежь деревянные ставни и море шумящих посетителей внутри вдохновили и подбавили аппетита. Съеденные еще утром восемь помидоров никак не насытили мой организм. Мой фотоаппарат остался на съемной квартире, поэтому я впервые инстаграмила в поездке.
Ребята ели разнообразные пасты, Максим угощал хорошим вином. Алкоголя не хотелось, но что бы уважить канадца, 100 гр отличнейшего белого я осилила. Грешить, так грешить - подумал мой желудок и съел довольно вкусное ризотто с тар-таром из говядины. В моем организме так давно не было углеводов, что несчастная рисовая каша отразилась в моем рту таким счастьем, как от съеденной банки с черной икрой.


Разговаривать не хотелось. Но правда пришлось. Очень сильная усталость поселилась в теле за последние месяцы. 
После гуляли немножко по городу. Вокруг царил страшный бардак и хаос. Перед Днем Независимости люду в город набилось по самый вершок. И весь этот вершок орал, светил голыми ляжками и мусорил изо всех сил. Дерибасовская утонула под лавиной стаканчиков, бутылок и пакетов. Я расстроилась.
После Тавернетты Максим решил, что нам этого мало и мы присели в каком-то леопардовом заведении. Курили кальян. К еще двум бокалам белого за чужой счет мы с Олей так и не прикоснулись. Обязанность поддерживать светскую беседу тяготила. Мне необходимо было помолчать. Но Оле в братья достался довольно активный наглый фрукт. Слава богу полуголые девицы изредка отвлекали его внимание. Оля спала на плече у Артема и я никогда в жизни никому так не завидовала. Активного отдыха не хотелось вообще. Хотелось есть, спать и молчать. Кажется после "Ешь, молись, люби" "Ешь, спи, молчи" стал бы следующим бестселлером. Я бы почитала. И везде есть слово, провоцирующее пожрать, мне подходит.
После полуночи мы таки попали домой и, отпустив Максима гулять в шумную пафосную Ибицу, сами остались дома.  Нам никогда не нравился такой тип отдыха. Не знаю, обидно ли слышать в свой адрес, что ты бабулька-пенсионер, но мне, если честно, все равно. Я всегда делаю то, чего требует мой организм. Посидев полчасика на балконе, мы улеглись в свои постели.
Спалось отлично. Я вообще всегда без проблем сплю на новом месте. Я ж глухая. К тому же размер кровати был настолько неприличным, что мы с Олей ни разу даже коленями не соприкоснулись.
Моя нервная система всегда поднимает меня раньше всех. Если мне вдруг удается проспать, я всегда задаюсь вопросом, почему так случилось. Ситуация сродни как если бы ты, будучи очень организованным, раз в год забываешь дома ключи или телефон.
Спустившись по лестнице вниз и заварив себе чай, я в пижаме сидела на балконе, вглядываясь в горизонт. В День Независимости Одесса не зависела ни от чего, она отдыхала и готовилась к новому дню. Хорошо было в тишине, только ласточки со свистом проносились мимо нашего тринадцатого этажа.
Потихоньку ребята просыпались и присоединялись в моему чаепитию. Но пили кофе. И кажется пиво. В общем я не заметила. Я была не очень замечательна в эти дни. 




Завтрак мы пропустили, а я и не заметила. Решили сначала сходить к морю.
Аркадия - это конечно самый большой одесский эпик феил. Наляписто, дорого, в общем шортишо. Шезлонги, бассейны, камеры хранения, мусор и запах шашлыков в перемешку с мочей. Одна часть женщин на каблуках и в купальниках, а второй, напряженной в трикотажные цветочные халаты, было далеко за семьдесят. Разве место, возле которого живет и дышит такой вертеп, можно зазвать Морем?
Но всё же ракушечки приятно кусали ступни и я привезла штучек двадцать домой на память. Волна, омывавшая ноги была жутко ледяной. Оставив важные вещи в камере хранения (я опять осталась без фотографий), а полотенца и платья на пирсе - мы зашли в воду. Я даже чуть было не утопила больно "интеллигентную" толстую девочку лет восьми, за то, что она раз десять обрызгала мою бледную горячую кожу, всаживаясь в воду носом вперед со стоячего положения. Какие чудные детки бороздят просторы черного моря! Я окунулась и чуть не умерла от переохлаждения. Но вода была безумно прозрачной и даже чистой. (Что бы не разочароваться и остаться при первом впечатлении, я старалась особо по сторонам не глядеть.) Приятно было постоять на волнорезе далеко от берега, а потом снова плюхнуться в глубину. Все таки возле слова "море" я могу поставить галочку этим летом. 
К часу дня желудки настойчиво заговорили с нами и мы покинули пляж. По состоянию своей души, я конечно, таки, бабушка-пенсионер, но на аттракцион Молот пошла с удовольствием. Должен же был быть какой-то толк от пустого желудка! Сняв тапочки, пристегнувшись, поднявшись вверх, покружив в небе, я понеслась головой вниз. Кричать не было сил и давление воздуха не позволяло, я пару раз взвизгнула для проформы и потом просто получала удовольствие, пока Оля с Темычем улыбались моим голым паучьим ножкам снизу. Как-то быстро аттракцион вернул нас на землю, но 500 калорий ушли с потом под коленками, не раздумывая. Захотелось кушать еще больше. Пока ребята пошли за машинкой, мы ждали их внизу. Я рискнула взять латте со льдом в одном из ресторанов Аркадии. Пусть 40 грн, лишь бы был хорош. Прозрачный стаканчик со вспухшей крышечкой всегда был моим фаворитом и кофе все таки оказался очень вкусным. Поэтому все время, что парни возились дома и опаздывали, мне далось легко и с наслаждением, и в тенечке с любимой подругой.
Обедать поехали в ближайший Компот, решив в центр пока не соваться - и далеко и сплошь разочарование. За все свое сознательное прошлое я помню всего два посещения Одессы мною: первый раз мне было 17 - я мало что помню, раков вот с Привоза помню; и лет в 20 я съездила туда второй раз в командировку: я тогда была без фотоаппарата, снимков у меня нет, помню лишь ужин в ресторане Дача. То есть с Одессой мои отношения никак не складываются ни в каком плане уже исторически.
Компот - одесский маствизит, избитый, но обязательный. Сказать, что мне понравилось, так скорее нет, чем да. Очень скучное меню. Я вообще люблю когда все лаконично и не размашисто, но есть мне было абсолютно нечего. Заказала индюшачьи шарики, заменив углеводный гарнир на овощи на гриле - пришлось, конечно же, за них доплатить. Ложки и перец нам несли очень плохо. Официантки были подумершие. Но зато прекрасный интерьер и крошечные макаруны на витрине.










Отобедав мы вернулись назад в номер. Я даже не возникала. Сердце не требовало совсем ничего, ни прогулок, ни фотографий, ни моря. Посидев немного на нашем прекрасном балконе, мы с Олей перебрались наверх под одеялки, посмотрели немножко сериал и уснули, снова не поставив будильник.



Кстати, вот вам фото под девизом: "Неистово гневает, когда приказываешь холопу запечатлеть красоту свою княжескую, а ему будто руки колесницей переехало":


Зато птичка, да.
Когда мы открыли глаза, время подходило к ужину. Накануне Оля забронировала нам столик в самом прекрасном заведении города - в ресторане с самой выдающейся винной картой - Bernardazzi.
Мы немного принарядились (в случае Оли; в случае меня я лишь причесалась и надела ее рваные джинсы, так как у меня были только шорты) и вышли из дому. Артем отказался от алкоголя, что бы у нас была возможность свободно передвигаться на нашей машинке.



Ресторан очень впечатлил меня. Во дворике бывшей филармонии, где старые неотреставрированные стены съели ковры плюща, стояли столики и плюшевые стульчики. Всюду были растения, особенно мне понравились суккуленты в стеклянных вазонах-ромбиках. Нас усадили за стол и выдали меню. Понемножку подтягивались люди. Официанты вынесли большие свечи, божественно заиграл пианист на белом рояле. У нас была невероятно милая официантка, мы были от нее без ума.
И снова не обошлось без вина - Максим угощал. Но в Bernardazzi невозможно его не пить, потому что то, как нам после ужина на небольшой экскурсии рассказывал о нем Алексей Дмитриев - лучший сомелье Украины, звучало как настоящая сказка. А от ледяного запаха погреба и бутылок приятно кружилась голова.  
Наш канадский гость заказал немецкое белое с непроизносимым названием - Gewurztraminer. Но после того, как я посмотрела видео на ютюбе о том, как произносится это горбатое слово, я в него даже влюбилась. И повторила миллион раз. После чего оно окончательно потеряло смысл.
Подача блюд, вина и обслуживание в целом были на очень высоком уровне. По ходу я ни разу в жизни в ресторане не была. Потому что в Bernardazzi я почувствовала себя какой-то итальянской принцессой 19 века. Но в рваных джинсах.
Огоньки свечей мерцали в бокалах на столах, приборы мелодично стучали роялю в такт. Посетители тихо переговаривались и неспешно смаковали вино. Красиво и спокойно, как в раю. А вкусно как! Посетив такое фешенебельное место (сразу вспоминается штука из "Новенькой": "This place is so fancy, I don't know what fork to kill myself with."), я умудрилась потратить на ужин 200 грн. Я ела чизкейк с лососем. Он на самом деле был не дессерт, а очень даже холодная закуска. Сыр филадельфия, завернутый в ломтики копченного лосося и жилейные треугольнички из томатов - молекулярная кухня. Вкусно было до онемения! Если вы смотрели фильм "Шоколад" с Жюльетт Бинош, то все "пищевые сцены" очень сильно напоминали мое посещение Bernardazzi. С Олей мы разделили на двоих апельсиновый мусс-дессерт. А еще я попробовала фуа-гра из ее тарелки. В общем это был абсолютный гастрономический экстаз.
К слову, интерьер внутри ресторана тоже отбирал дар речи. Туалет нельзя было назвать туалетом, это была прихожая той самой принцессы. Как же шикарно и вдохновенно было вокруг! 












Отужинав и прослушав короткие виноградно-винные лекции от нашей официантки, а затем и от Алексея, довольные и сытые, мы покинули ресторан, дабы прогуляться по городу.
На Пушкинской было спокойнее, людей было мало. Белые удивительные деревья, которые у нас не растут (очень жаль!), совершенно околдовали меня. Тишина, домики, огоньки, прохладный ветер, все напоминало рассказы Бунина и романы Ремарка.






Почти догуляв до машины, мы остановились в еще одном заведении - в Маман. Оля и Максим пили коктейли, у Артема был сухой закон, а я выбрала совершенно нереальный грейпфрутовый лимонад (в последнее время мне, кстати, очень нравятся эти цитрусовые). Коктейли в Маман очень неплохие, с изюминкой. Я пробовала Олин - вкуснейший, на основе какой-то манговой эссенции. Если бы я не следила за своим здоровьем, то такие места как Маман и киевские Бянкоро и Dogs&Tails - были бы моими излюбленными местами, потому что вкусный коктейль непонятно из чего, от которого не разит - это же какая-то магия.
Очень много ходило под нами котов, пока мы допивали свои напитки. А я ж люблю котов, я радовалась.





После мы еще немного прошлись. Вторые впечатления были приятнее первых. Лошадки в упряжке карет, фонарики-боке, цветы, волны сладкой ваты в воздухе, мальчик, играющий на бандуре. Коты. Куда ж без котов.




Дома нам снова сиделось на балконе, в то время как Максим снова отправился напомаженный (понимайте как хотите) в Ибицу.
С утра было горячо. Я отлично выспалась и встала снова раньше всех. Оля лежала рядом несчастным невыспавшимся трупом. "Опять этот Боно со своей музыкальной рвотой!" - подумала я. На этот раз Боно нервно курил в сторонке. Потому что пришедшего в 5 утра Максима стукнули кастетом в рот какие-то жаркие и опасные махачкалинские дагестанинцы (это я Мартиросяна цитирую), положили на асфальт и со словами: "Велкам ту Одеса!" сняли с его левого запястья добротный Nixon, очевидно решив накормить все население Африки омарами. Максим был возбужден и счастлив таким чудным украино-дагестанинским приключениям, хлопал дверями, звонил друзьям в Торонто, тормошил Артема, рассказывая пьяные подробности. Оля проснулась и висела на ушном. Ну, а возле меня хоть бомбы бросай. В общем, если бы не Максим, то мы бы очень заурядно поодесничали.
Не смотря на ночное представление, Максим пыхтел и ругался, что мы в 9 утра не спим, чаевничаем и, какие бессовестные, хотим пойти на пляж перед выселением в полдень.
Мы с Олей махнули рукой и вдвоем пошли подышать морем напоследок. Немножко пофотографировались на пирсе. Двое мужчинок просили меня поснимать их. Никуда не денешься, наверное от меня так и пахнет фотоаппаратом и лайтрумом.
Оля плавала, пока я, свесив ноги с пирса, слушала музыку и пила кофе. Кстати на следующий день тот самый латте со льдом стоил уже на 5 грн дороже. Наверное это где-то прописано в Сводке Правил Аркадии Для Приезжих.







Сполоснувшись в душе и забросив в сумку косметику, мы уже двигали в Компот на завтрак.
Осилив бульен и сырники, и даже залив в себя немного гадкого фруктового пойла, я полуразлеглась на заднем сиденье и всю дорогу до Киева молчала и слушала музыку.
Странная была поездка. Очень короткая по содержанию и фотоархиву. Но я искренне благодарна Оле за то, что она меня вытащила, за поход в Bernardazzi и за пятнадцать минут в Море.