пятница, 28 марта 2014 г.

March is over

Как у вас дела, украинцы? Как? Если прекрасно, то я за вас искренне счастлива. Если нет, тогда прекращайте смотреть новости и читать фейсбук. Я уже "не в курсе" ровно восемь дней, у меня даже жетончик неанонимных невкурсантов есть, ношу с собой, что бы не забывать - СМИ и мас-медиа вносят панику в массы. А когда это я была массой? Никогда. Конечно, когда у меня под домом бегали титушки, был закрыт квадрат и все аптеки - новости очень сильно меня касались. А сейчас я абстрагировалась и занимаюсь своими делами.
Как только выключила телевизор - разом все нервные болячки и бессонницы меня покинули. Я поглядываю в сторону родителей и по глазам вижу - стоит ли спрашивать, что будет завтра. На сегодняшний день завтра у меня весна. И послезавтра. Надеюсь на продолжение.
У меня ничего интересного. Все спокойно, работаю, пишу, фотографируюсь, читаю, ем. Цитируя качественную шутку про "Весна пришла, а кость все еще широкая", скажу, в таком подвешенном национальном состоянии не хочется отказываться от такого элементарного и простого удовольствия как Вкусняшечки. 
Ну что еще? Подстриглась чуток. Срезала длинный кусок спереди, потому что волосы отросли и в правильную форму не ложились совсем. Все еще хочу отрастить длину до плеч, но боюсь не выдержу. Плачет по мне ирокез Майли Сайрус. Все таки я люблю короткие волосы. Время покажет. 
Третий день хожу в клешеных джинсах. Чувствую себя не очень современно, но они очень удлинняют мне ноги. К тому же под мою любимую рубашечку в цветочек идеально подходят любимые розовые ботильоны Бетси Джонсон на четырнадцати-сантиметровых каблуках, как ни странно - самая удобная пара обуви. Очень много гуляла по городу в них последние три дня - устала, но отнюдь не от обуви. Мне даже в кроссовках не так удобно.
А еще у меня новые солнцезащитные очки, очень красивые. Мама косо на них поглядвает, приходится прятать. Она себе из Рима очки Prada привезла, те самые, с кудрявыми дужками, а мои очки идут только мне. Фря.
Что еще... нашла в шкафу три юбки, которые ни разу не носила. Нужно бегом фотографироваться, пока есть возможность. 
На прошлых выходных открыли дачный сезон, съели первый шашлык. Я начиталась вдоволь. За городом лучше читается. Пофотографировала закатный лес.
В понедельник мне исполняется 28. Все. Пока новостей больше никаких.
Предлагаю смотреть фотографии и картинки. И слушать песню Брюса Спрингстина "Back in your arms", сидя на балконе, вглядываясь в ночной город и мечтая, что все у нас на Родине станет наконец-то хорошо. 











Fashion inspiration as it is:





















понедельник, 24 марта 2014 г.

А эти ночи в Крыму

They comitted a Crime with Crimea.

Следуя примеру блогерши Юли Федоренко, я тоже решила написать пару слов о Крыме.
Россия откусила нам ногу. Ну и как, вкусная у нас нога, Россия?
Да, это была не лучшая нога, такая себе нога. Но это была наша нога, родная сердцу нога.
Честно говоря, пока собирала в кучу крымские фотографии, роясь в накопителях, я наконец поняла, что случилось. Бросила фотографии, бросила все и вышла на балкон. Расплакалась. Ну в общем, пришло страшное осознание. Неприятное и колючее,  а еще обида и злость. 
(Очень надеюсь ничего не переврать, если что - исправляйте.) На самом деле если порыться в истории, то яснее ясного, что Крым не принадлежал России изначально. (Если очень коротко.) Он был частью Османской империи. Уже потом он перешел во владения России. Спустя годы Россия осознала, что поднять Крым из экономических и территориальных руин она не в состоянии. И Крым как бы передали нам. Украина поднимала Крым как могла. Тоже не буду углубляться в рассуждения, так как я не геополитик и могу дезинформировать.
А теперь, читая посты многих русских ... (не хочу использовать мерзких слов вслух), которые заламывая руки и умываясь слезами, кричат, что наконец-то Наш Крым полностью наш. Та пиздец теперь Вашему Крыму, извините за выражение. Русская империя может только объедать кости как стервятник, после русских остается лишь пустошь и перекотиполе. Иначе почему ваш драгоценный диктатор не облагородил пол глобуса ему принадлежащих? Мне искренне жаль русских, которые этого не видят и не понимают. Мне до боли в сердце жаль тех, кто остался в Крыму и очень не хотел присоединяться к рассейской федерации. И я очень злорадно потешаюсь над теми, кто туда хотел и вскоре начнет рвать на себе последние волосы. 
Это было мое личное мнение. ИМХО.
А теперь о совсем личном.

*    *    *

Первый раз заграницу я попала в 18 лет. 
Но до этого каждый год (насколько я могу вспомнить), мы путешествовали в Крым. На поезде или на машине. Потому Крым всегда будет частью Украины для меня, я отдыхала там с семьей много лет подряд. В Крыму я встретила свою Первую любовь. В Крыму я познакомилась с Последней. Что еще можно сказать после этого?
Не уверена была ли это первая поездка в Форос, но тогда мне было 10 лет. Вместе в родителями и их друзьями мы осели в горах, не высоко над морем, с палаточным лагерем. Прямо над скрытым каменным пляжем, куда приходили только мы. 
Уже тогда я активно занималась плаваньем в школе и могла плавать со взрослыми далеко в море, в штиль и шторм, к камню, на котором они собирали мидии и рапаны, а вечером делали из них восхитительный плов в огромном казане. Никогда не забуду его вкус. 
Я тогда слушала Андрея Губина, все песни наизусть знала, даже кассету с собой в Форос притащила. До сих пор с ужасом вспоминаю огромных черных сороконожек, заползавших в мою палатку. Наверное оттуда и берутся все сорок ног моей фобии. 
Помню, как все мы собирались у костра. Взрослые пили вино, а я, 10летний ребенок, не желая идти в палатку, спала у кого-нибудь на коленях.


Именно в 1996 году я впервые услышала песню Scorpions "The Wind of Change" и полюбила ее на всю жизнь. Она стала саундтреком к моему детству.
Еще помню, что однажды мне пришлось ночью из города шагать в наш палаточный лагерь самой. Наверное мне было страшно, не знаю. Но родители до сих пор помнят эту историю.

*    *    *

Самым моим любимым крымским городом я назову Алупку. Я была там не раз. В те времена это был для меня рай на земле. 
Моя мама - художник. Вместе со свой группой "рисовальщиков" они часто ездили в Алупку на пленер. Моей памяти не хватит, что бы вспомнить даты поездок, могу лишь фрагментарно восстанавливать свои детские впечатления. 
Помню только, что в ту первую поездку в Алупку я научилась считать до ста. Помню, что нас было трое детей художников: я, Вера и Ваня. И мы шатались по нашему отелю своей крошечной компанией, развлекая себя как могли. Вот, например, помню, что мы оцарапали ключами от номера весь периметр стен на своем этаже. И кажется получили пи...лей, кажется да.
Я очень любила завтраки-обеды-ужины в отеле. Мне страшно нравилось, что они по расписанию и что ты никогда не знаешь, чем тебя будут кормить.
Помню звездные ночи на пляже. Больше не помню ничего. 


*    *    *

На следующий съезд пленера в тот же город, в тот же комплекс мама меня с собой не взяла. Она оставила меня своей подруге, и ее детям: старшему мальчику Андрею и младшей девочке Оксане. Мы снимали квартиру в городе, лишь периодически пересекаясь с моей мамой и ее друзьями на пляже. Помню я очень скучала за мамой.
Помню я была очень пухленькой девочкой в тот год. Есть много снимков, но они настолько не удобоваримые для современности, что караул. Но пару снимков покажу, конечно же. Вот один из них, мои щеки почти влезли в кадр:


Это счастливая я и дохлый полоз, которого Андрей выловил на дне моря под пирсом. Уникальный случай из жизни: трое детей целый день таскали на себе дохлую змею и кормили ее цветочками. Пока вечером не увидели живого, этого не отпускали.
Помню, что мы практически всегда питались в городских кафе. И что я ненавидела инжир (ну и дурак же я была!) В тот год полюбила рыбу и жить без нее не могу по сей день. Мы заказывали тонну каких-то рыбешек и ели их прямо на набережной, наблюдая за закатами. На завтрак ели бутерброды с плавленным сыром Viola. А еще мы ели очень много вкусных и жирных чебуреков. (Не удивительно, что я была толстой девочкой.)
Ездили на экскурсии, взбирались на горы, плавали на катере, посещали Ласточкино Гнездо и Долину Сказок. 
А еще я тогда влюбилась в алупкинский парк с этими огромными деревьями и озером с лебедями... Как же там красиво и сказочно! 
Мы очень много гуляли. Помню, однажды вечером, когда мы возвращались в город, в мои заплетенные афро-косичками волосы, залетела летучая мышь. Я чуть не оглохла от ее визга. Она запуталась и не могла высвободиться. Паниковали обе. Но все обошлось, никто не пострадал.
Помню, я даже помогала маме раскрашивать стенды. Вот доказательство:


Не смотря ни на что, это были прекрасные времена. Если я их помню до сих пор - то не забуду никогда.
Песни-флешбэки: Линда "Северный ветер" и "Я прыгну с огромной скалы".

*   *   *

В 13 лет родители меня отправили в лагерь "Комарово", тоже, кстати, в Форосе. 
Как же я упиралась и не хотела ехать. И как же я не хотела возвращаться! Как жаль, что сейчас детей не отправляют в лагеря, в этом столько нового и трепетного, это невероятно сильный опыт для ребенка, в хорошем смысле слова. Я тогда завела очень много друзей и подружек. 
А Катя с Сашей, которые познакомились именно там, вместе до сих пор! Эта любовная история не дает мне покоя и я бы согласилась написать роман об их отношениях. 
Каждое утро мы вставали на зарядку под заводные песни группы E-Type "Angel's crying" и "Russian lullaby" (как в воду глядели!). Опять таки - мне очень нравилась еда по расписанию. Странный я человек.
Здесь в "Комарово" произошли первые девичьи эмоции, первые нервы по поводу мальчиков, первые медленные танцы.
Фотографий - целый альбом, но они все ужасны. Я все лето таскала футболку с надписью Metallica...

*    *    *

Очень хорошо помню наши поездки в Крым на машине. Помню мы всегда Земфиру слушали. Так что ее песня "ПММЛ" всегда будет для меня флешбеком в Крым. 
Плохо помню свою поездку в Крым, когда мне было 14, потому что у меня начался страшный переходной возраст и моя голова была забила совершенно другим.
Про то время лишь скажу (по найденному и приведенному ниже кадру), что я страшно радовалась поездкам на Ай-Петри:


Я обожала передвигаться по канатной дороге и как замирало сердце над пропастью.
Мне нравилось, что на Ай-Петри всегда было прохладнее, чем внизу. Мы часто катались на лошадях, всегда ели плов с барбарисом и шашлыки. Всегда пили десертные вкуснейшие вина и брали бутылочки с собой. Даже вот одно название помню - Черная Роза. 
В тот год я слушала Бритни Спирс. Так что "E-mail my heart" - моя машина времени назад в то лето.

*    *    *

Через год после этого мы были в Партените с мамой и ее подругой. Она врач терапевт. Долго объяснять, но в Партените она работала с детьми, у которых был синдром ДЦП. А относилось это к нам ровно тем счетом, что она работала в дельфинарии. Я практически каждый день плавала с дельфинами и белым китом. Это были невероятные приключения! 
Сейчас я могу точно сказать, что помню только четыре вещи:
1. Кита и дельфинов
2. Несчетное количество съеденных хачапури по-аджарски
3. Любимую песню лета Counting Crows "Colorblind"
4. Поездку вглубь Ай-Петри с купанием в ледяных водоемах. Никогда не забуду эти прекрасные зеленые крымские джунгли...
Но на самом деле я тогда уже активно вела дневники и если порыться в архивах, можно вспомнить абсолютно все. Но мне не хочется. Я в любую минуту могу это сделать, просто открыв свою юношескую "летопись".

*    *    *

Форос стал самым посещаемым мною городом.
Я подтягивала английский в лагере London School of English. Мне тогда было 16 лет. С того лета у меня и началась новая "полу-взрослая" жизнь. Которая является для меня слишком личной, что бы затрагивать эту тему здесь. Дневники есть, фотографий - уйма. Далее - no comments.

*    *    *

Через год, когда мне было уже 17 и я не вылазила из суперстаров, подаренных отцом, после своего выпуска из Лицея, я вместе с ним и его женщиной, поехала в Крым. Через Одессу. 
В Одессе раков ели. Про Одессу все.
То было тяжелое лето разбитого сердца, я сходила с ума как могла. 
Мы много городов объездили втроем, где только не были. Больше всего времени провели в Судаке и Кацивелли. 
Были и в Малореченске, заезжали к папиным друзьям. Там я и познакомилась со своим Любимым... Но тогда я ничего не осознала, была слишком юна сердцем и головой. Вселенная подождала 8 лет и свела нас снова. Вот тогда-то я и поняла, что он - Любовь всей моей жизни.
Это странно. Как в кино. Но это моя жизнь. И впервые мы встретились именно в Крыму.

*    *    *

Но тогда я всего этого не знала и жила своей сумасшедшей жизнью дальше, наступая на грабли.
Несколько раз мы с моей лучшей подругой Дашей вдвоем ездили отдыхать в Коктебель. Не скажу сколько раз, не помню. Это только Дашка может рассказать, а то меня уже синильная деменция посетила по ходу. Фотографий не покажу, потому что это ужас. Одну покажу, ее показать не стыдно:


Вместе мы пили десертное вино на пляже (даже название скажу, "Талисман"), вместе кушали плов, читали книжки, мазались кремами, плавали, ходили на дискотеки, привлекали внимание, разводили жуткий бардак в апартаментах и страдали каждая о своем, не забывая делать ужасно некачественные и корявые фотографии на пленочную мыльницу.
Ума не приложу, почему родители отпускали нас, ведь мы были совсем юные, совсем глупые и красавицы-блондинки. Своими силами мы выбирались из разные передряг и выходили сухими из воды. 
Много танцевали и привозили домой прекрасный загар и горку банальных сувениров.

*    *    *

Побывала я и в Солнечногорске. С родителями, их друзьями с ребеночком, и моим тогда лучшим другом Толиком. Странный вообще состав какой-то, сейчас понимаю.
На самом деле этот отдых помню такими крошечными отрезками, что даже не смогу изложить письменно. Помню только то, что мой "трудный" возраст тогда еще был на самом пике. 
Предлагаю посмотреть на фотографии. Тогда у меня уже появилась неплохая камера:

















Помню, что Солнечногорск показался мне до ужаса грязным городом. Но море было прямо у подножия нашего дома. Часто приходили бури и шторм. Купаний в воде не помню совершенно. Помню наши бесконечные разговоры по душам с Толиком. Все. Дальше табула раса. 

*    *    *

Самым любимым и самым сложным крымским отдыхом для меня стала неделя в санатории "Россия" (второй знак), что в Ялте. Кажется это было лет шесть назад. Так уж получилось, что я сразу родилась девяностолетней бабушкой и отдых в санатории - для меня это лучший отдых на свете. 
Я сама добиралась сначала на поезде, потом на такси. Потом долго-долго пересекала территорию комплекса, наслаждаясь чистотой воздуха, майским теплом, бесконечными клумбами и деревьями. Просто рай.
После регистрации, мне показали, где я буду жить. В общем я неделю просуществовала в крымской сказке, аля "Ласточкино гнездо". Я жила в замке, окруженном прекрасным культурным лесом. Хвоями, дубами и тисами. Везде цвели розы, ромашки и прочие цветы, чьих названий я не знаю. Пели птицы, летали бабочки. Мой корпус был такой странный, но аккуратный и чистый, с прекрасной планировкой. На територии санатория было очень много котов, ну очень много, прямо море котов. Для их фотографий пришлось создавать отдельную папочку. 
Мой распорядок для был совсем не молодежным, стыдно признаться. Вставала я в 6 утра, засыпала где-то в 21.30. С 7 утра и до обеда  у меня была уйма приятнейших процедур. Таких как жемчужные ванные, гимнастика, массажи, терапия травами. А еще я плавала в бассейне и пила много полезного травяного чая. После обеда я до семи вечера валялась на пляже. Я не купалась ни разу, вода была еще совсем не летняя. Лишь загорала и мочила коленки.
Самым неприятным моментом был лифт к морю. Он был оборудован в скале, и путь от дверей до моря был не близок, холоден, мрачен и вымощен мрамором. Я чуть с ума не сходила каждый раз, когда его преодолевала.
Такое спокойное и умиротворенное времяпрепровождение в моей жизни было только раз. Я спала, загорала, правильно питалась, ходила на полезные процедуры и постоянно читала. Когда прочла все книги, что брала с собой - направилась в библиотеку. Стоит ли говорить, что она очаровала меня? Пыльное, но прибранное помещение с высокими окнами с бесконечными стеллажами и полками... Солнечный свет проникал внутрь, лаская корешки книг. Я могла бесконечно бродить по этому старому выцветшему паркету, в этой глубокой и светлой тишине... Книга, которую я выбрала стала для меня знаковой. Джером К.Джером "Трое в лодке не считая собаки". Я никогда так не смеялась. А знаковой она стала потому, что именно оттуда и "выдумалось" имя нашего мопса МоМо, как бы сокращенное от Монморанси. Тогда я только мечтала о песике. Но имя уже было готово и ждало его. Оставалось совсем немного до его появления в нашем доме...
Предлагаю взглянуть на крымских котов санатория "Россия" и не только:



























Я тогда взяла с собой лишь комбинезон, кофту и пару футболок. Остальное место заняли книги. Как же восхитительно и неоценимо для меня то время в Ялте, в "заповеднике". Я ни разу не ходила в город. Каждый день я валялась на подушке из цветов, слушала плеер и читала, читала, читала. Кушала по расписанию. Под беззвучные картинки в телевизоре снова читала и спала как убитая уже в 10 вечера. 
Конечно же мне было немного одиноко. Чувство изолированности не покидало. Казалось, будто на територии санатория нет никого кроме меня - никто никому не мешал. Но не смотря на это, я прекрасно отдохнула, обновилась внутри и снаружи, надышалась свежего морского воздуха. Но и домой, в шум и гам, ехала с не меньшей радостью и сладкой тревогой.

*    *    *

Настала очередь предпоследней поездки в Крым. Спустя несколько лет это снова были я и Даша. Вдвоем. Решено было "включить режим ленивца". Поэтому мы выбрали степной Крым - мыс Тарханкут. Далекая от цивилизации глушь. Насколько я помню мы и в магазин-то всего раз ходили.
Жили мы в небольшом пансионе. Нас трижды кормили, в комнате был телевизор, по тропиночке кубарем вниз - чистейшее красивенное море.
Пока добирались до пункта назначения из Симферополя, с ужасом оглядывались по сторонам: все таки степной Крым он помрачнее будет чем горный. Какие-то развалины всюду, люди сухие и с недобрым взглядом, псы тявкают. В общем тихий ужас. Мы даже как-то задумались, не украли ли нас в степное рабство, поэтому когда выгрузились с сумками из такси, вздохнули с облегчением.
Отдыхали мы так же, как и я в санатории. Вставали в 7, в 10 уже сопели без задних и передних ног.
Читали бок о бок молча. Купались по очереди, потому что я всюду камеру таскала с собой. Что правда людей вокруг не было практически никогда.
Глушь - она такая глушь. Никого нет. Тишина, покой. Натуральное захолустье. Зато в воде не плавали пластиковые бутылки, а на берегу не валялись кульки и огрызки. Правда дно было очень колючее. Много камней, пляжи - совсем дикие. Но чисто. 
Мы много фотографировались. Опять таки, не все можно людям показать. Но все же.
Я много снимала Дашу. Она всегда была моей любимой моделью и музой. На ней я и тренировалась в свое время. Когда еще мало в этом деле понимала. Возле нас недалеко была конюшня. Мы ходили смотреть, как лошади пасутся.

















На досуге мы играли в Руммикуб и очень экономно попивали японское сливовое вино. Насколько моя голова помнит, пили одну бутыль весь вакейшн, просто вкуса ради. 
Кушали арбузы и все боялись травануться местными обедами-ужинами. Но пронесло, слава богу.




В целом прекрасно время провели. Цапались, конечно, тоже. Но как же без этого, женская дружба - очень волнистая. К тому же она Лев, я Овен. Но в целом, что касается отпускного распорядка, наши характеры безусловно сходились.
По пути домой, в Киев, в поезде я сделала один из своих самых любимых детских кадров:


Эта малютка по ходу возвращалась из лагеря домой. Весь вагон детей на ушах стоял. А она, грустная и молчаливая, с исписанными маркером руками, просто сидела и смотрела в окно. А потом уснула в закатных лучах. 

*    *    *

Последний раз в Крыму я была около четырех лет назад. Все украинцы с ужасом вспомнят то лето, когда на улице невозможно было находиться вообще. Когда волосы на голове практически воспламенялись. Это был ад. После того лета я каждое лето жду с легким налетом паники - а вдруг повторится?
Мы ездили в Феодосию в тот год. Неважно каким составом. 
Море в Феодосии в том году было похоже на аквапарк в Китае: людей в воде - как шпрот в банке. Вода не кусалась совсем, даже хотелось подкинуть туда немного льда.
Мы жили в шикарном доме, с отличнейшим кондиционером, с прекрасной кухней, и милейшей вислоухой кошкой Ксюшей. 
Нам все время хотелось назад в номер - под благословенный кондиционер. Передвигались перебежками. Несколько раз ходили на дикий пляж. Чуть не сгорали заживо, пока добирались в райское местечко, но оно того стоило. Пляж ровный, чистый, вода кристальная, никого вокруг. 
Очень много мест самой Феодосии как города мне понравились. Только сейчас я понимаю, как мало я снимала, будучи на отдыхе. Тогда я еще не до конца знала возможности фотокамеры и боялась налажать, поэтому эксперементировала мало. Любила снимать котов и собак. Это увлечение осталось со мною и по сей день. 













Кроме жары помню еще только то, что в предпоследний день я таки отравилась чем-то и пролежала в номере весь день. Зато мне было прохладно и никто не мешал читать странную книжку про "Четвертый позвонок".
А еще помню, что по дороге домой, в поезде совсем не было воздуха и окно открывалось только на десять сантиметров. Это было мучительно, невыносимо, казалось сердце может лопнуть в любую секунду. Зато под легким порывом ветра был сделан один из моих самых любимых портретов:


На самом деле я всегда любила и буду любить Крым, потому что все вышесказанное - это даже не 155я часть информации, которая хранится в моей душе. 
Я перестала ездить в Крым, потому что в последние годы там было дороже чем заграницей. Потому что все знакомые возвращались оттуда с кишечной палочкой. Потому что грязь и мусор возле воды - самая страшная экологическая проблема, как по мне. 
Наша страна погрязла в долгах, кризисах и коррупции, а Крыму было еще хуже. 
А что будет с ним теперь - мне даже страшно представить. Отожмем ли мы его назад - очень не уверена. Сделают ли русские из него Абхазию номер два - думаю да. Очень жаль татар и людей, которые не хотели в Россию. Безусловно, идиотов хотевших туда - было много. Но все же. Хотели в Россию - ехали бы в свою Россию. 
Кто знает, что теперь будет дальше.
Мы все еще в состоянии войны. Хвала всем святым, что в Киеве это не чувствуется. Правда я теперь почти на все смотрю с подозрением и недоверием.